Алексей Махоткин

домашняя страница

Ханты, манси, ненцы — Маски народов Сибири


Ханты и манси живут в Ханты-Мансийском национальном округе, ненцы — в Ненецком национальном округе, в Ямало-Ненецком национальном округе и в Усть-Енисейском районе Таймырского национального округа. Основные занятия — охота, рыболовство, оленеводство.

У хантов и манси можно отметить маскировочные уборы двоякого рода: зооморфные наголовники и лицевые маски. Первые  употреблялись  в эпоху средневековья  и уже к XIX веку исчезли; об их существовании имеются данные в литературных источниках XVIII века. Вторые хорошо известны по этнографическим материалам XIX — начала XX века.

Как наголовники, так и маски употреблялись во время так называемых медвежьих праздников, устраивавшихся в честь медведя — хозяина тайги. В масках играли только мужчины, даже если исполняли женские роли.

Праздники носили одновременно религиозный, обрядовый и увеселительный характер. Участники их совершали жертвоприношения убитому медведю, пели песни, плясали, разыгрывали различные, в том числе охотничьи, сценки и пантомимы.

Вот как описывает медвежий праздник известный советский этнограф В. Н. Чернецов, присутствовавший на нем среди манси в 1920-х годах.

«Актеры в масках показывали, как охотники случайно натолкнулись в лесу на своего „младшего брата”, как „раздели” его, то есть сняли шкуру вместе с головой, и доставили домой, где медведя встретили и угостили. Во время праздника пели песни и рассказывали о происхождении медведя и о его жизни. Исполнялись танцы предков различных родов. Считалось, что некоторые из предков имели зооморфный облик, поэтому исполнители их ролей были замаскированы под животных. После представлений и танцев, выполняя определенные обряды, приступали к съеданию мяса убитого медведя23

Характерно, что до Великой Октябрьской социалистической революции на медвежьих праздниках разыгрывались и сатирические сценки социального характера. В них простой народ высмеивал шаманов, миссионеров, богачей и местную администрацию.

Общественный характер медвежьего праздника и сам обычай маскировки сохранялся до середины XX века.

Все имеющиеся в музеях хантыйские и мансийские маски конца XIX — начала XX века сделаны из бересты. Но прежде их вырезали и из дерева. Одна такая уникальная антропоморфная маска хранится в Краеведческом музее города Воркуты.

Береста — материал, по структуре малопригодный для изготовления этого рода предметов, но зато доступный: сломавшуюся маску легко заменить новой. Достаточно взять прямоугольный кусок бересты, подровнять все его края или только сверху и снизу, прорезать в нем отверстия для глаз и рта, пришить длинный берестяной нос — и маска готова. Наличие тех или иных деталей зависело от исполнителя. Иногда нос не пришивали, а на его месте вырезали треугольное отверстие. Края глазных отверстий и рта, а в некоторых случаях и края всей маски, обводили полоской черной краски или углем. К некоторым маскам прикреплялись густая борода, усы и брови, сделанные из кусочков оленьей шкуры или конского волоса. Иногда соответствующие места покрывали черной или красной краской. Известны мансийские маски с зубами, вырезанными из бересты, и маски березовских хантов, раскрашенные геометрическими узорами, нанесенными на лоб черной краской. Возможно, они воспроизводят старинную праздничную раскраску лица или татуировку. Некоторые маски украшались подвесками в виде кружочков, треугольников и других фигур, вырезанных из бересты.

Крупный, выдающийся нос, иногда очень длинный, похожий на птичий клюв, дал повод для названия таких масок „берестяным”, или „корьевым носом”, но чаще они назывались „берестяным лицом”, или  „лица покрышкой”.

Берестяные маски чаще всего были прямоугольными, но встречались экземпляры и цилиндрической и конической формы18.

Антропоморфными масками пользовались иногда и ненцы большеземельской тундры; эти предметы носили упрощенный характер и употреблялись исключительно шаманами. До нашего времени дошли только мягкие суконные маски, на которых с помощью накладного жгутика из белого оленьего волоса обозначены глаза, нос и рот. Прежде на этих местах, по-видимому, прорезались отверстия. Маски подвязывались к суконному головному убору.

Летом 1971 года научным сотрудником Института этнографии АН СССР Г. Н. Грачевой во время экспедиции в районы расселения авамских нганасан обнаружены две уникальные деревянные маски, лежавшие вместе с другими старинными культовыми вещами в шаманской нарте, стоявшей в тундре вдали от жилищ. Обе маски тяжелые и крупные (высотой 33 и 38 см), с металлическими вставными глазами, длинным носом, приоткрытым ртом с несколькими резными линиями на подбородке. Эти экземпляры ныне принадлежат Музею антропологии и этнографии АН СССР.

11. Маска

Манси. Начало XX в.

Береста. Отверстия  для глаз и рта обведены полоской черной краски. Нос пришит сухожильной ниткой. Употреблялась на медвежьем празднике. Высота 24 см.

Государственный музей этнографии народов СССР

12. Маска

Манси. Начало XX в.  

Береста. Волосы на макушке, ресницы, брови, усы и борода нанесены блестящей темно-коричневой краской. Зубы сделаны из маленьких кусочков бересты. Тесемки из красного кумача. Высота 22 см.

Музей антропологии и этнографии АН СССР

13. Маска

Ханты. Начало XX в.

Береста. На лбу, ноздрях и вокруг глаз следы черной краски. Высота 30 см.

Государственный музей этнографии народов СССР

14. Маска

Казымские ханты. Начало XX в.

Береста. Вокруг глаз и рта следы черной краски. Высота 32 см.

Музей антропологии и этнографии АН СССР

15. Маска

Большеземельские ненцы. Первая четверть  XX в.  

Сукно. По краям обшита полоской красного сукна и обрамлена жгутиком белого оленьего волоса. Контуры глаз, носа и рта обшиты таким же жгутиком. Высота 20 см., ширина 22 см.

Музей антропологии и этнографии АН СССР

Comments